Blog Beitrag

Немцы из России как адресаты правопопулистской пропаганды в сети – Интервью с o[s]tklick

«o[s]tklick — демократические ответы» поддерживает немецких (поздних) переселенцев из России и других постсоветских стран, чтобы сделать их демократические ценности более заметными в цифровых сетях и бороться против популистской инструментализации, представлять их  позиции в политических дебатах и исследовать разнообразие сообщества.

 

Мы взяли интервью у сотрудника проекта Паулы Мангольд о правопопулистской пропаганде, нацеленной на русскоязычных в социальных сетях.

 

Долгое время в правом экстремизме говорили только о немецком правом экстремизме. Не слишком ли долго пренебрегали темой «правого экстремизма в сообществах мигрантов»?

Правоэкстремистское насилие в Германии в основном исходит от членов общин. Поэтому понятно и правильно, что тема немецкого правого экстремизма также занимает важное место в общественных дебатах. Однако нельзя упускать из виду тот факт, что идеи неравенства проходят прямо через общество. Как показывают центральные исследования Фонда Фридриха Эберта, миграционный фон никоим образом не защищает от представления определенных человеконенавистнических установок. Существуют также правоэкстремистские организации, такие как «Серые волки», которые активно действуют исключительно в мигрантских общинах. Кроме того, в общинах есть и представители правых актеров, таких как AfD (Альтернатива для Германии, далее Afd), которые целенаправленно вступают в контакт с определенными группами мигрантов, таких как русские немцы и немецкие переселенцы.   На эту тему нужно говорить и также освещать ее со всеми особенностями. Даже если правый экстремизм основан на одних и тех же бесчеловечных установках, предпосылки и проявления иногда бывают разными.

Вы исследовали правопопулистскую пропаганду, направленную на русскоязычных людей в социальных сетях. Что их отличает?

Мы заметили, что в социальных сетях, а также в мессенджерах, таких как Telegram, циркулирует много контента, который нацелен на нашу целевую группурусских немцев или (поздних) переселенцев. И что очень большая часть этого контента поступает из правопопулистских к правоэкстремистским источникам и часто передает бесчеловечные сообщения. С одной стороны, это можно объяснить тем, что правоэкстремистские и популистские партии и группы могут хорошо использовать социальные сети в своих целях, и что их подстрекательский контент подпитывается алгоритмами. Они работают с простыми ответами, стереотипами и мрачными заголовками.

Но затем мы также обнаружили, что правые актеры — чуть ли не единственные, кто вообще обращается к целевой группе русских немцев. Им удается очень умело привязываться к реальности жизни людей. Они обсуждают проблемы и опыт группы, чтобы затем предложить свою правую популистскую или крайнюю политику в качестве «решения». Вряд ли какая-либо из партий демократического спектра направляет свое обращение в социальных сетях к этой целевой группе и обращается к их реалиям в такой степени. В наших исследованиях нас в первую очередь интересовали стратегии и тактики аргументации, но пока нельзя вывести никаких утверждений об эффективности этих попыток.

Играет ли роль опыт дискриминации, который приходится переживать русско-немецким (поздним) переселенцам, в обращении к ним?

Конечно. Очень важным в этой ситуации является мотив «сесть между стульями». С одной стороны, рассматривается стигматизация немцев в Советском Союзе, преследования и депортации при Сталине. С другой стороны, это также опыт дискриминации в Германии, где их считают «русскими». В рассматриваемом нами материале их называют, например, «Этнические немцы» — термин из национал-социализма— что подтверждают, что они «настоящие» немцы.

С другой стороны, рассматривается и миграционный опыт русских немцев, а связанные с ним трудности и дискриминация используются для отнесения русских немцев к категории “лучших мигрантов”. Мигрантов таким образом можно противопоставить друг другу.

Насколько актуальна позиция правоэкстремистских и правопопулистских групп в отношении России?

Авторитарная Россия при Путине, как правило, является важным ориентиром для крайне правых в Германии. Многие русские немцы первого поколения эмигрантов до сих пор поддерживают личные отношения с Россией (или государствами-преемниками Советского Союза), социализируются там или говорят по-русски. Связь русских немцев с Россией используется правоэкстремистскими и популистскими партиями и группами для выдвижения своих политических требований, к примеру, для авторитарного руководства.

Можете ли вы сделать выводы из вашего исследования (и вашего проекта в целом) для образования и работы с молодежью? Есть ли необходимость в специальных подходах для охвата людей из соответствующих сообществ?

Во-первых, следует иметь в виду, что попытки присвоения со стороны правых групп не слишком успешны. Исследования ученого Янниса Панагиотидиса показали, что почти 60 % русскоязычных немцев голосуют консервативно или “правоцентристски”, но это также означает, что 40 % склонны голосовать за левых, особенно за Левую партию. В последние годы в СМИ высказывалось мнение, что AfD заменила Союз на “партию российских немцев”. Это действительно показывает, что электоральный успех AfD выше среди русскоязычных немцев, чем в обществе большинства, но лишь незначительно (примерно 15-20% по сравнению с 12,6%). Более того, успех AfD среди русскоязычных немцев нельзя объяснять происхождением, социально-экономические факторы также могут играть здесь большую роль.

Гораздо важнее то, что доля неизбирателей относительно высока. И кроме того, этой группе часто не хватает медийных навыков, чтобы распознать дезинформацию, фальшивые новости и конспирологические нарративы. Для образовательных предложений в этой области необходим более конкретный, возможно, также многоязычный подход.

Это показало, что для целевой группы существует слишком мало предложений, которые связаны с реалиями жизни и опытом (поздних) репатриантов в социальных сетях с продемократической и плюралистической позицией. Мы должны дать понять, что ответы от Правых не обязательно являются единственными, которые можно дать на проблемы целевой группы. В этом случае мы должны предложить другие ответы! Мы должны ясно дать понять: благодаря своему опыту, вы являетесь частью немецкого общества, вас видят и у вас есть возможность помочь сформировать это общество. Однако нельзя забывать, насколько неоднородна русскогерманская община. С нашим проектом o[s]tklick мы, таким образом, обращаемся с вопросами к сообществу и, с другой стороны, также даем платформу для разнообразных демократических взглядов и личных, очень разных и иногда противоречивых историй. Для этого мы также сотрудничаем с различными людьми и организациями русско-немецкого сообщества, такими как Podcast x3, Ландсманское общество немцев из России (LmDR), Межсоюзническое общество немцев из России в Гессене (IDRH) или Quarteera, организация русскоязычных квир-людей в Германии.

В дополнение к мерам по укреплению демократии и профилактике, безусловно, имеет смысл открыть существующие консультационные службы для работы по дистанцированию от правого экстремизма, не относящегося к большинству немецкого населения, и протестировать специальные форматы обращений для этой целевой группы. Ведь, как уже объяснялось, мотивы обращения к антидемократическим идеям иногда отличаются от мотивов членов общества большинства.

Teilen

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в email
Поделиться в whatsapp